Меню

Я стесняюсь своих прыщей при парне

Как я обделался на свидании. Совет комплексующим из-за прыщей

Короче, в студенческие годы была у меня проблема — прыщи на лице. Меня это очень грузило. Я предпринимал всяческие попытки от них избавиться — Косметологи (чистка лица, специальная косметика из мертвого блять моря, пилинг), ебаный клирасил каждый день, лосьоны, диеты ..

Меня это так грузило, что я даже стырил у мамы тональный крем и замазывал им прыщи перед выходом в люди. Иногда даже одевал маску (типа болею), а если прыщ вылазил на носу заклеивал его пластырем (типа подрался). Все это я делал, потому что очень хотел нравится девушкам.

И, между прочим, девушкам я нравился (не знаю есть ли какая-то заслуга моих усилий по маскировке. спустя годы полагаю, что нет). У меня были регулярные знакомства, но решался на активность я только в темное время суток, в темных заведениях и желательно выпив пару литров пенного напитка. А в светлое время суток, как я описывал выше, я маскировался и пытался быть незаметным. Аки вампир.

При этом я не переставал искать новые пути решения проблемы прыщей. Ну и вот однажды я натолкнулся в аптеке на чай с названием «Турбослим», он был для похудения, но суть была в том, что он очищает организм. Меня подкупила этикетка с обещанием красоты и здоровья всего, в том числе кожы.

Я купил его и в тот же день, заварив, выпил чашку. На следующий день я выпил ещё, а вечером у меня было намечена встреча с некой личностью, с которой мы познакомились по пьяне, обменялись номерами и вот теперь должны были встретиться и нормально познакомиться.

В общем приезжаю я в заведение, в котором она сидела, уже изрядно выпившая. Алкоголь позволил обойти многие условности, и мы поговорив пару минут, поехали искать съемную квартиру. Мы словили такси, сели на заднее сиденье, страстно целовались и оба понимали, что сейчас у нас будет секс.

Я был очень доволен, очень возбуждён и прямо скажем пьян. По пути мы остановились, мне нужно было снять деньги с банкомата. Такси остановилось вдоль дороги, девушка осталась ждать в машине, а я пошёл к банкомату. Я снял деньги, банкомат выдал мне квитанцию и тут . Я ПОЧУВСТВОВАЛ, ЧТО СЕЙЧАС ОБОСРУСЬ. ПРЯМО СЕЙЧАС.

Это не был позыв или дискомфорт. Это было абсолютное понимание, что у меня есть не больше секунды до того, как из меня хлынет поток. И этой секунды было недостаточно на обдумывание, её хватило лишь на то, чтобы снять штаны и сесть. И насрать. Прям перед банкоматом. В то время, как в двадцати метрах от банкомата в машине меня ждала девушка, которая видит меня во второй раз в жизни и которая согласилась поехать со мной на квартиру.

Подробнее о банкомате — это был уличный банкомат. Он стоял на улице. И он закрывал стоящего у банкомата со спины. Но в нижней части ограждения где-то в 10-15 см над землёй было открыто (то есть ровно столько, чтобы увидеть задницу присевшего человека).

Скажу честно, я тогда не знал и до сих пор, спустя годы, я не знаю, видела ли она мой позор. Дело в том, что это была поздняя ночь, было темно, к тому же была зима, а я был в длинной куртке. Длинная куртка, кстати, может и закрыла обзор, но в то же время из-за своей длины приняла на себя немалую часть вышедшего из меня.

Да.. и туалетной бумаги у меня с собой не оказалось. Все, что у меня было это квитанция с банкомата.. Вы знаете её размер.

В общем, это произошло и уже ничего нельзя было изменить. Что мне было делать? Я не знал, видно было ли что-нибудь из машины. И я пошёл к такси, при этом я не знал, как от меня пахнет, ведь я обгадил куртку (изнутри) и не подтерся толком (в попытке использовать квитанцию я только испачкал себе руку. По пути к машине я незаметно (надеюсь) снегом вымыл руки). Я сел в такси, и мы поехали. Я уже не был доволен, возбуждён, и я никогда не был более трезв. Я сел подальше от девушки и всю дорогу пытался уловить запах, идущий от меня. Подъехав к месту, я сразу придумал повод не заходить (не выходить на свет) и пошёл в магазин за пивом, а она — должна была ждать меня в квартире. Я действительно пошёл в магазин, но купил я не пиво, а туалетную бумагу. Затем, спрятавшись в укромном месте, я наконец-то подтерся. Ну а потом я начал проверять одежду в надежде, что все не так плохо. Но дело было плохо. Я весь был в дерьме..

В общем, на квартиру ту я не пошёл и с девушкой той больше не виделся.

Мораль сей истории для меня такова: Лучше насрать на мнение окружающих о тебе и расслабиться, чем обосраться в погоне за их одобрением.

А для тебя, мой прыщавый друг, мораль — не парься сильно о внешности, это не главное для девушек. Прыщи точно пройдут, а вот пятно на репутации не всегда отмывается.

И ещё НИКОГДА НЕ ПЕЙ «очищающий» чай перед свиданием.

Дубликаты не найдены

Лучше насрать на мнение окружающих о тебе и расслабиться, чем обосраться в погоне за их одобрением.

пока ты в тексте не обосрался, я думал, что это окажется рекламой турбослима.

Как же я тебя понимаю( Я не знаю как это произошло, но прямо сука в центре города я понял,что либо я сниму штаны прямо сейчас и опозорюсь , либо я буду стирать штаны. Ох, надо было видеть это со стороны,как я бочком двигался вокруг дерева от проезжавших мимо машин и прохожих. Хорошо хоть ночью дело было,а фонари в моем городе гасят в 11. В тот раз,я был этому несказанно рад

я тоже про неё слышал. Но у нас поговаривали что сифилис, и перед неприятной стадией она поразвлечься напоследок хотела

Пиздеж 100%. При банкоматах всегда стоят урны, там этих квитанций на сто жоп хватит. Не зря бомжи в круглосуточных отделения Сбербанка облегчаются.

Так че за банк? Гадаю и никак понять не могу.

Искренне надеюсь что кучи в моём подъезде оставляют пацаны которые перед свиданием пьют очищающий чай .

Подобные истории появляются регулярно. В чём трудность сообщить даме сердца о проблемах? У неё-то, скорее всего, был полный набор для ликвидации подобных казусов. Да и вообще, приготовление пищи и её переваривание сближает. При грамотном подходе, разумеется. Фраза «Лети за мной в подворотню, потом объясню» звучит вкуснее, чем молчаливый запах обосранной куртки.

Зинерит кстати отличная вещь в этом плане, но сука временная — через месяц после использования все прыщи возвращаются обратно.

Cесть обосраному в обосраной куртке в машину, это из разряда дел пахнущих дебилизмом

А вы не пробовали бутылки кидать?

Дело было года 3 назад и события разворачивались в г.Анапа. Это такой городок на берегу чёрного моря, который в общем-то деревня. Летом наплыв туристов, шаурма/шашлык, бесконечные дискотеки. Зимой тише.

Есть в этом городе небольшая проблема. Вернее их много, мы боремся всячески, но про эту проблему я хотел бы рассказать отдельно. Суть проблемы: какие-то отморозки врубают музыку и ездят по дворам на машине без глушителя в 2, 3, 4 утра, обоссывают углы, окна и вообще все что можно.

Ментов, как всегда, нет. Подчёркиваю «КАК ВСЕГДА» потому, что именно так и обстоит дело. А улицы, по которым гоняют эти чудаки, являются центральным. Так что так вот как-то.

Однажды мне пришлось пойти в одну контору, которая рядом с многоэтажками. Пришёл, у них обед. Возле конторы побитая машина, вокруг неё бегает какой-то парень, кроет все и всех. Не понятно что произошло. Стекло валяется, разбирая бутылка от шампанского.

Рядом лавка. На ней старичек сидит и смотрит как парень бегает вокруг машины как вокруг елки. Лавка одна, присел к старичку, разговорились о том о сём. А дедок оказался семь пядей во лбу по части всяких строительных гостов. Я как раз ремонт делал, спрашивал его по ремонту.

Потом старичек перешёл критиковать то, что в городе строится и как строится. Берет, тычет в дом и говорит: «видишь расстояние от дома до дороги? Непорядок, должно быть столько, а тут меньше. Воруют, оптимизируют, нарушают.» И так он сходу находил недочёты, что жуть.

Сидим, говорим. Парень все бегает, что-то фоткает, небо фоткает или окна домов. Непонятно. Похоже, что он и сам не знает что фоткать.

Я старичку: что случилось-то?

С: да за то, что он такой козёл в 5 утра нас музыкой развлекал. А вы сталкивались с таким?

Я: да, конечно. Так-то и так боремся.

С: чёт несерьёзно боретесь. А вы бутылки в них не пробовали кидать?

С: ну вот, попробуйте. Видите, работает.

Говорят, что это действующие варианты избaвления от надоедливых звoнков рeкламщиков

Рыбная история

Отец моей подруги уже давно живёт с женщиной с необычным именем Виргиния. И эта очаровательная особа всегда раздражала мою подругу Яну своим «скудомыслием и дурацкими» умозаключениями.

Поскольку жили они все вместе в загородном доме, то встречи Яны и Виргинии были неизбежны.

Зимой, правда, они контактировали нечасто, так как Иван Петрович и Виргиния уезжали жить в городскую квартиру, предоставляя дом в полное распоряжение Яны. Но на летний период они переезжали за город, что для Яны было настоящей мукой.

Подруга старалась ограничивать своё общение с Виргинией, но та была женщиной общительной и навязывалась сама.

Разумеется, Яна раздражалась от бессмысленных и утомительных бесед, но всегда старалась держать себя в руках и выплескивала своё негодование только мне.

— Я так больше не могу! – жаловалась она. – У меня начинает идти пена изо рта сразу, как я её вижу! У неё на всё тысячи советов, и один придурошнее другого!

— Не расстраивайся ты так. Всякое бывает, она же не со зла это делает.

— Я уже начинаю подозревать, что это её тайная миссия – довести меня до умственного истощения своими глупостями.

У Виргинии, с которой мне довелось пообщаться несколько раз, был один пунктик. Особый совет. То ли это была присказка, то ли она и всерьёз так полагала, но звучал этот универсальный совет довольно странно. А Яна так вообще находила его дичайшей ересью.

Впервые я услышала его в таком контексте:

— Чего-то ты исхудала, — сказала мне Виргиния, пропалывая бархатцы на клумбе. Она видела меня не в первый раз, поэтому могла заметить некоторые изменения в моём внешнем виде.

— Да, я слегка похудела. Так и было задумано.

— Зачем задумано? – очень удивилась женщина.

— Хотелось к лету хорошо выглядеть. Вот я и занялась улучшением фигуры.

— Смотри, истощаешь. Нельзя себя изводить, – наставительно заявила она. – Тебе не идёт худоба. Нужно быть дородной, пышущей, с формами. А то, кому нужны эти тощие палки?

Яна, которая стояла недалеко от нас и слышала разговор, раздражительно закатила глаза, ведь сама она была высокой и очень худенькой. Я не могла понять, намекает ли Виргиния на Яну или нет, поэтому решила, что слова относятся только ко мне, и вежливо продолжила:

— Я быстро набираю вес. И мне тяжело от него избавиться, так что предпочитаю не переедать.

— Ой, — вздохнула Виргиния, — всё это приходящее и уходящее. Вот заведёшь детей, и всё восстановится.

— Думаете? – скептически улыбнулась я, мысленно совершенно не согласная с её выводом.

Вот именно этот чудодейственный метод и был фирменным советом Виргинии. Яна сказала мне, что эту фразу она вставляет и к месту, и не к месту.

— Это просто ужас! Ты представляешь, сколько мне придётся нарожать, чтобы избавиться от всех моих проблем? – шутила она. – Меня уже тошнит от этой фразы.

Виргиния использовала этот совет всегда, почти в каждом разговоре. Поссорилась с парнем? Не беда – надо рожать, и всё у тебя наладится! Болит спина – роди ребёнка. Проблемы на работе? Помогут роды. Часто грустишь? Это ерунда! Заведи пару детишек, и всё, как рукой, снимет.

В любой ситуации Виргиния советовала немедленно обзавестись потомством.

Стоит сказать, что у неё самой было двое детей от первого брака, но они почему-то не поддерживали тесных отношений.

Виргиния раздражала Яну многим: и манерой говорить, и своими рассказами, даже взглядами на жизнь, но именно на фразу «Тебе надо родить!» у Яны начиналась неконтролируемая дрожь, и она скрипела зубами. Виргиния прикладывала много усилий, чтобы со всей серьёзностью вбить Яне в голову, что она уже взрослая женщина, и ей положено иметь «какого-нибудь» мужа и детей.

Причём, порой, эта фраза звучала более, чем комично, потому что Виргиния вставляла её куда ни попадя. По её словам, совершенно всё, от боли в животе до проблем с машиной, можно было решить рождением ребёнка. Я думаю, в её понимании массовые роды могли остановить все войны в мире.

Как-то я оказалась у них на ужине. Помимо меня в гостях у Виргинии и Ивана Петровича были ещё трое соседей.

Мы ужинали на веранде, и беседа протекала довольно вяло, в основном касаясь огорода и ремонтных работ в доме.

В самом начале ужина Иван Петрович спросил Яну, почему не придёт её ухажёр.

Яна ответила, что он не может, а Виргиния громко спросила:

— Да, – неохотно ответила Яна, не желая обсуждать эту тему.

— Да что вы всё ругаетесь? – всплеснула руками Виргиния. – Надо вам уже пожениться, родить, и никаких ссор не будет!

Яна промолчала, а Иван Петрович неумело переключил разговор на другую тему.

Неожиданно Виргиния подавилась рыбной косточкой.

— Ой! Ужас-то какой! – говорила она, держась рукой за грудь. – Прям застряла в горле! Не выкашлять!

— Хлебушка поешь, — тут же посоветовала одна соседка – глядишь, и протолкнётся.

— Может, «Скорую» вызвать? Это опасно! – обеспокоилась другая.

— Нет, нет, — Виргиния продолжала кашлять.

— Лучше «Скорую», — согласилась Яна, но осталась неуслышанной.

Все стали обсуждать, как опасны могут быть рыбьи кости. Иван Петрович похлопывал Виргинию по спине, а та кашляла и причитала.

— Кошмар, кошмар. Прям встала так неудобно. Что-делать-то? Что делать?

— А вы попробуйте родить, – громко и серьёзно сказала Яна.

Все уставились на неё с осуждением. Особенно ошарашенной была Виргиния. Она явно испытала шок, и закашлялась так сильно, что кость выскочила из горла и вылетев изо рта, неаккуратным шлепком приземлилась прямо на тарелку.

«Черная таможня»

Были как-то раз у нас два практиканта со средней мореходки. Парни были «ураган»: каждый из них прямо как тот курсант из старого морского анекдота:

— Эй, сколько на румбе?
— Да тут один я стою!
— Дурак, курс какой?
— Второй! Бакинская мореходка!

Так вот… тут рассказчику надо долго и обстоятельно набивать трубку душистым капитанским табаком. Но, увы, я уже давно не курю. Много лет назад я как-то решил покурить при бункеровке судна. Так одна половина экипажа дружно залила меня пеной из огнетушителей, причем с головы до ног. А другая половина бросилась к леерам, где изготовилась мгновенно прыгнуть за борт при первых же признаках начинающегося взрыва. После того, как я смыл с себя всю эту пену, капитан торжественно пообещал мне, что в следующий раз, если живы останемся, он скормит мне все папиросы, какие найдет на пароходе. Вечером того же дня я попытался проглотить одну папиросину для пробы. Всё – больше я не курю.

Так вот… я помню с чего начал: вернемся к практикантам. Старпом, протестировал их и ужаснулся. Отдавая практикантов в рабство боцману, он сказал: «это настоящие «ураганы»! в руки им ничего, кроме столовых приборов, не давать, на открытую палубу не выпускать, а вот на берег увольнять обязательно, вдруг нашему славному экипажу повезет, и они потеряются».
Практиканты не терялись нигде, а по интенсивности своего негативного воздействия на команду и судно, они действительно оказались почти сопоставимы с тропическим ураганом. Однажды, прослушав мой нравоучительный рассказ о вреде курения и возможностях табачной кулинарии, практиканты решили срочно бросить курить. Для этого они выкинули все свои запасы сигарет за борт и взяли с каждого члена экипажа «честное слово», что им никто не даст курева, как бы они не просили.
А уже где-то дня через три они скурили почти весь запас чая на пароходе и начали подбираться к фикусу в капитанском салоне, не догадываясь, что фикус пластмассовый. И тут мы заходим в один из портов Северной Америки.

— Эта ваша банкнота? – спросил «штатский» и показал судовому доктору пятьсотдолларовую купюру.
— Да! – согласился доктор – а в чем проблема?
— Видите ли сэр, все банкноты, номиналом свыше ста долларов выводятся из обращения – сказал другой «штатский» — особенно пятьсот долларов, которые наиболее популярны у колумбийских наркобаронов, так откуда у вас эта купюра?
— Из Колумбии – признался доктор.
«Штатские» переглянулись, а полицейский положил руку на рукоять своего револьвера.
— А как вы попали в Соединенные Штаты Америки?
— На пароходе, мы груз из Колумбии привезли.
— Что за груз? – спросил «штатский»
— Цинковый концентрат – начал объяснять доктор – это такой порошок без цвета и запаха.
Тут Док понял, что сказал лишку и замолчал.
— И много у вас этого порошка? — вкрадчивым голосом продолжал допрос «штатский».
— Тридцать шесть тысяч тонн – ответил доктор и громко заявил – я не буду больше отвечать на ваши вопросы, требую своего адвоката – потом подумал и добавил – и консула.
— А почему не будете отвечать на вопросы? – не успокаивался «штатский».
— Потому что я арестован и мне положен адвокат – доктор показал глазами на наручники.
— Это ради Вашей же безопасности – произнес «штатский».
— Действительно? – удивился Док – без них я себя чувствую гораздо безопасней.

Через полчаса вахтенный помощник сообщил капитану, что причал, на котором стоит судно, оцеплен вооруженными людьми.
«Как в порту в Колумбии» — подумал капитан: «но деньги вряд ли привезут».
Он ошибся, деньги привезли, причем те же самые. Вместе с пятисоткой прибыли доктор с двумя «штатскими» и Береговая охрана с таможней. «Штатские» проверили документы на получение денег, сняли наручники с доктора и оцепление с пирса, вернули злосчастную банкноту и испарились. А вот таможня всё не сдавалась.

Таможня бывает «белая», а бывает и «черная». «Белая таможня» приходит в белых рубашках и проверяет документы. «Черная таможня» приходит в рабочих комбинезонах с инструментами и первые четыре часа разбирает пароход. Потом они обедают. За это время судовые механики стараются очистить от грязи и копоти всё то, что те разобрали. После обеда парни из «черной таможни» собирают пароход обратно.

Таможня, которую док притащил за собой – была «черная». Казалась, у «чёрной таможни» была только одна сверхзадача: отвернуть на пароходе всё, что отворачивается и отвинтить всё, что отвинчивается. Такие вот маньяки с отвертками и шуруповертами. Наши механики ходили несколько озадаченные тем, насколько лучше них таможенники знали устройство судна, его агрегаты и механизмы. Третий механик, когда парни из «чёрной таможни» всё таки вскрыли утиль-котел в фальштрубе, не смог сдержать своего восхищения и выдал: «эвона как! так вот значит, как тут всё устроено!» Этим своим высказыванием он сильно развеселил практикантов, огорчил старшего механика и изумил доктора.

«Ураганы» обычно тусовались около камбуза, где пытались спереть остатки чая у буфетчицы. Там то они и заметили, что их подслушивают. Один из таможенников, скорее всего, понимал по-русски и, умея шевелить ушами, постоянно держал их направленными на практикантов, вне зависимости от положения своей головы.
Истории точно неизвестно, что и как тогда курили эти «ураганы», а также, чем они мотивировались, когда примитивный и одурманенный мозг одного из них повелел своему носителю громко прошептать: «боже, надеюсь, эти таможенники никогда не полезут в фекалку».

Сказано — сделано! На следующее утро приехал микроавтобус с двумя водолазами. Впервые, за двадцать с лишним лет, люк доступа в фекальный танк было решено вскрывать. А это 28 здоровенных гаек и, примерно, сорок слоев краски, которую выжигали паяльной лампой. Почти три часа «черная таможня» откручивала прикипевшие гайки, а потом ещё минут двадцать водолаз нырял в фекальную цистерну. Эти двадцать минут были адом для всех, кроме него. У водолаза был свой собственный воздух для дыхания, а у всех нас – только общий: смешавшийся с тем, что выходило из открытой горловины, где по дну цистерны ползал водолаз, активно перемешивая её содержимое.
Ничего не найдя, старший таможенник пошел жаловаться капитану на практикантов, что те ему «неправильно стукнули».
В капитанский салон были вызваны «ураганы».
— Что вы сказали? – начал допрос капитан.
— Чтоб таможня в фекалку не лезла! – ответил один из практикантов.
— А вы? – капитан повернулся к таможеннику.
— А мы полезли — сказал тот.
— И в чем вопрос? – удивился капитан.

Больше «черная таможня» на пароход не приходила. Местные портовые власти выдали нашему пароходу официальный запрет «осуществлять заходы в порты США». На излишне эмоциональный вопрос обескураженного капитана о причинах такой дискриминации, американский портовый чиновник ответил: «да уж больно сильно вы воняете!»

UPD
Бункеро́вка — заправка судна топливом и моторными маслами.

Котёл-утилиза́тор — котёл, использующий (утилизирующий) теплоту отходящих газов различных технологических установок.

Камбуз (нидерл. kombuis) — помещение на судне, соответствующим образом оборудованное, и предназначенное для приготовления пищи.

На кораблях гальюны (туалет) промываются забортной водой, отходы, как правило, накапливаются в фекальном баке (танке), который опорожняется и промывается при нахождении корабля в открытом море (в портах сброс отходов запрещён). На современных кораблях отходы за борт не сливают.

Источник статьи: http://pikabu.ru/story/kak_ya_obdelalsya_na_svidanii_sovet_kompleksuyushchim_izza_pryishchey_5326387


Adblock
detector